Мошенники

Арабский шейх Шувалов обосновался между Гейдаром Алиевым и Дмитрием Рыболовлевым

, который до мая этого года занимал пост первого заместителя председателя правительства Российской Федерации, принадлежит вилла в стоимостью порядка восьми миллионов долларов. Информация об этом содержится в закрытом реестре недвижимости эмирата.

 

  17 12 18 ostrov 03

Эксклюзивная постройка с и расположена на берегу  — всемирно известного искусственного острова в виде пальмы в Персидском заливе.

По соседству с домом семьи Шувалова находятся виллы, принадлежащие шейху Ахмеду бен Саиду Аль Мактуму, младшему сыну бывшего эмира Дубая. Другие ближайшие виллы принадлежат , единственному сыну азербайджанского президента Ильхама Алиева, и  — российскому миллиардеру, владельцу футбольного клуба «Монако».

Информация о недвижимом имуществе Шуваловых содержалась в просочившихся документах, которые получила американская некоммерческая организация , специализирующаяся на анализе данных и информации о глобальных конфликтах и проблемах международной безопасности. В июне на основе этих документов Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) создал базу данных и объединил усилия с , чтобы опубликовать ряд статей.

Организация Finance Uncovered связалась с официальным представителем семьи и выяснила, что бывалый кремлевский аппаратчик использовал британскую компанию и несколько фирм на Британских Виргинских Островах, чтобы оформить собственность на виллу в Дубае.

Никаких предположений о правонарушениях со стороны семьи Шуваловых нет. Однако бумажный след, ведущий к их вилле, демонстрирует, как хозяева и инвесторы при желании могут скрыть истинных владельцев недвижимости.

Кроме того, в центре Лондона стоимостью 11,4 миллиона фунтов стерлингов. Шувалов более 20 лет служил в российском правительстве и занял высокое положение, когда в 2008 году его назначили . В мае этого года, вскоре после новой победы президента Владимира Путина на выборах, Шувалов , чтобы возглавить государственный (ВЭБ).

В данных о недвижимости в Дубае фигурирует название британской компании Regional Property Developments Ltd. (RPDL), которой сейчас владеет . Компания базируется в офисах , а секретарем в ней числится Tulloch & Co Аластер Таллох. Его в Лондоне юристом для россиян.

 

  17 12 18 ostrov 02

Дочь Игоря Шувалова Мария на пляже у своей виллы на Пальме Джумейра в Дубае.

 

В документах значится, что компании RPDL принадлежит вилла площадью 7000 квадратных футов (порядка 650 кв. м), расположенная на одном из уникальных «листьев» Пальмы Джумейра. За прошедшие пять лет супруга Шувалова, его сын и дочь получали доли в британской компании, а следовательно, становились совладельцами и виллы в Дубае. Отношения были оформлены через сложную цепочку фирм на Британских Виргинских Островах.

 
На шаг впереди

 

Владелец виллы несколько раз менялся — вероятно, в связи с изменениями, внесенными в российские законы о недвижимости за границей. Несколько офшорных корпораций упростили смену собственника: сначала вилла перешла к жене Шувалова, а потом — по очереди — к дочери и сыну.

Все вопросы Шуваловы переадресовали представителю семьи Александру Мачевскому, который сказал, что его клиент изначально планировал использовать иностранные корпоративные средства для оформления наследства и выполнил все требования, касающиеся уплаты налогов и раскрытия информации.

По словам Мачевского, в России , но использование иностранных механизмов упрощает процедуру оформления наследства. Оно позволяет избежать сложностей, связанных с подачей документов на регистрацию права собственности после смерти основного владельца.

В двух общедоступных декларациях, поданных в 2011 и 2012 годах, Игорь Шувалов и его указали, что они «арендовали» недвижимость в Дубае. Но на самом деле Ольга Шувалова владела виллой через ряд офшорных фирм, начиная с RPDL и заканчивая Severin Enterprises Inc., зарегистрированной на Британских Виргинских Островах. и переписка доказывают, что Ольга Шувалова была конечной собственницей компании Severin, которую она основала в 2007 году.

Мачевский назвал Severin Enterprises «прозрачным средством» для хранения семейных активов. Он отверг предположение о том, что Ольга Шувалова намеренно лгала, называя себя арендатором недвижимости, которой владела ее компания.

«В аренде недвижимости, которую сдает твоя собственная компания, нет никакого обмана», — написал он в электронном письме. По его словам, бо́льшая часть недвижимости Шуваловых, в том числе в России, принадлежит юридическим лицам и используется по договорам аренды.

«Никто не пытается «скрыть» свои активы, оформляя их на юрлица, — добавил он. — Все обязательства по отчетности в отношении этого имущества выполнены».

Игорь Шувалов не ответил на просьбу дать интервью.

 

Вывод имущества в офшорную зону

 

Неясно, когда именно компания RPDL приобрела виллу в Дубае. По данным Регистрационной палаты в Лондоне, в последний раз необоротные активы были указаны в годовой отчетности компании в декабре 2010 года. Мачевский объяснил это тем, что в 2011 году RPDL передала «бенефициарное право собственности» на недвижимость зарегистрированной на Британских Виргинских Островах компании Radcliff Business Ltd., которая также принадлежит Ольге Шуваловой.

Разница между юридическим и бенефициарным правом собственности . Юридический владелец указывается в документах о праве собственности, но переходит к . Именно ему на любой доход от аренды или продажи имущества. Таким образом, передав Radcliff Business бенефициарное право собственности на виллу в Дубае, компания RPDL перестала указывать ее в качестве необоротных активов, поскольку юридическое право собственности не имеет финансовой ценности.

По мнению специалистов в области налогообложения, финансовой выгоды в разделении юридического и бенефициарного права собственности нет, однако оно помогает обеспечить конфиденциальность. Неясно, почему Шуваловы решили сохранить за британской компанией юридическое право собственности на виллу.

 

«Деофшоризация»

 

В июле 2013 года все акции RPDL были переданы в дар Marine Fortune Investment Ltd. — еще одной компании, зарегистрированной на Британских Виргинских Островах. Она принадлежала сыну Шувалова , который получил . Сделку провели через два месяца в России нового антикоррупционного закона, нацеленного на контроль над иностранными активами, принадлежащими чиновникам. Закон, принятый в рамках «деофшоризации», которую поддержал Путин, также распространялся на супругов чиновников и их детей младше 18 лет.

, когда его компания получила акции RPDL, поэтому новый закон его .

Игорь Шувалов сказал сотрудникам канала «Россия 24»: «Когда был принят федеральный закон, запрещавший и [по-прежнему] запрещающий членам правительства владеть имуществом за границей, мы передали все свои активы российскому юридическому лицу».

Акции RPDL, которой принадлежало юридическое право собственности на виллу, передали компании Евгения Marine Fortune, и, по словам Мачевского, сама вилла тоже перешла к Евгению в качестве «подарка».

Заместитель генерального директора российского подразделения Transparency International Илья Шуманов считает, что Шуваловы могли и дальше сами владеть виллой, если бы передали право собственности на RPDL российской компании.

«Это редкий пример того, на что готова пойти семья из-за одной-единственной роскошной виллы», — сказал Шуманов.

В апреле 2017 года Евгений передал компанию Marine Fortune своей сестре Марии Шуваловой, которой прошлым летом исполнилось 18 лет. Акции в ноябре 2017 года, и Мария Шувалова стала прямым .

По словам Мачевского, юридическое право собственности на недвижимость в Дубае также было передано Марии Шуваловой от RPDL, и теперь компанию ликвидируют.

Наконец-то в документах о собственности появится фамилия Шуваловых.

 

Марго Гиббс

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *