Мошенники

АСВ нашло тех, кто заплатит за банкротство Платежного сервисного банка

Агентство по страхованию вкладов (АСВ), ведущее конкурсное производство уфимского Платежного сервисного банка (ПСБ), намерено взыскать в арбитражном суде 110 млн руб. убытка с бывшего руководства кредитной организации. В АСВ считают, что действия топ-менеджеров привели к нарушению имущественных интересов банка, его кредиторов и, как следствие, к банкротству предприятия. В ходе судебного разбирательства АСВ требовало наложить арест на имущество ответчиков, но не смогло предоставить суду перечень активов и доказать, что бывшие менеджеры пытаются их скрыть.

Арбитражный суд Башкирии назначил на 1 октября рассмотрение заявления Агентства по страхованию вкладов о привлечении к субсидиарной ответственности на сумму 110,07 млн руб. 15 бывших руководителей уфимского Платежного сервисного банка (ПСБ, бывший «Ашкадар»). Ответчиками в суде выступают бывшие председатели правления банка Константин Степанов, Дмитрий Трошкин, Галина Кожевникова, заместитель председателя правления Сергей Черныш, члены совета директоров Алексей Савин и Наталья Раевская, а кроме того, Константин Винников, Александр Росляков, Максим Иванов, Денис Степанов, Виктор Чернов, Наталья Богданова, Наталья Егорова, Олег Хомченко и Рустам Зубаиров (их должности в банке восстановить не удалось).

В Агентстве по страхованию вкладов, которое ведет конкурсное производство в ПСБ, считают, что крах кредитной организации стал следствием недобросовестных действий ее руководителей. Менеджмент не проявил «требуемую от него степень заботливости и осмотрительности», «не предпринял достаточных мер по организации анализа деятельности заемщиков и обеспечения возврата денежных средств», говорится в заявлении АСВ. Вместо этого банк выдавал кредиты «заведомо неплатежным заемщикам», что повлекло нарушение имущественных интересов банка и его кредиторов, а также причиняло банку ущерб.

Из чего конкретно сложилась сумма ущерба, предъявленного бывшим менеджерам, в материалах дела не поясняется.

В пресс-службе АСВ сообщили „Ъ“, что агентство не комментирует судебные разбирательства, где выступает стороной по делу.

Лицензия ПСБ была отозвана в 2014 году за неисполнение законодательства о банковской деятельности, нормативных актов регулятора, неспособность удовлетворить требования кредиторов (см. „Ъ“ от 12 ноября 2014 года). «Дыру» в капитале банка ЦБ тогда оценил в 192,4 млн руб. В январе 2015 года банк был признан банкротом. В числе владельцев ПСБ был бывший заместитель губернатора Мурманской области Алексей Савин (16,66% акций) и бывший сенатор от Башкирии, предприниматель Анатолий Бондарук (16,53%).

Заявление о привлечении бывших топ-менеджеров к ответственности поступило в суд в начале года, но его рассмотрение несколько раз откладывалось. За это время АСВ предприняло попытку арестовать имущество бывших руководителей банка на сумму иска, но в этом ему отказали суды двух инстанций. Они признали, что конкурсный управляющий не обосновал необходимость ареста, не конкретизировал состав имущества и не привел доказательств того, что есть риск его отчуждения.

Юрист практики имущественных и обязательственных отношений «Амулекс» Марина Филиппова отмечает, что в том виде, в котором АСВ оформило требования об аресте активов, шанса выиграть дело не было. «У конкурсного управляющего есть широкие полномочия, в том числе право запрашивать сведения об имуществе у юридических лиц и государственных органов»,— напоминает она. «АСВ могло запросить Росреестр о недвижимом имуществе ответчиков, но подошло к подготовке заявления о принятии обеспечительных мер поверхностно»,— соглашается партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов. При этом, признает эксперт, «в целом практикой подтверждается иной подход при принятии обеспечительных мер — суд выносит определение о наложении ареста в пределах суммы иска, а уже пристав-исполнитель производит поиск имущества». Но в данном случае этот сценарий был бы сложно реализуем, так как иск предъявлен солидарно, и суд должен установить вину каждого из ответчиков. «Определение об аресте имущества на одинаковую сумму с каждого из ответчиков нарушило бы баланс интересов сторон»,— отмечает эксперт.

Партнер юридической компании «Сотби» Антон Красников считает, что АСВ лучше обратиться в суд с новым заявлением. «При рассмотрении заявления о принятии обеспечительных мер конкретный перечень имущества в суде действительно не требуется, так как выявить его может судебный пристав-исполнитель. Но АСВ не привело даже незначительных доказательств довода о том, что ответчики принимают меры по сокрытию имущества»,— заключил эксперт.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *