Происшествия

Крушение SSJ-100: СКР назвал виновного в гибели людей

Следственный комитет завершил расследование крушения самолета Sukhoi Superjet 100 в аэропорту Шереметьево в мае этого года. По данным СМИ, обвинения предъявлены лишь командиру лайнера — следствие считает его виновным в гибели 41 человека. Сам пилот вину отрицает, сторона защиты указывает на недобросовестность следствия, отклонившего ходатайства о нескольких десятках экспертиз. Расследование трагедии продолжалось чуть больше полугода.

Следствие по делу о крушении самолета Sukhoi Superjet 100, которое привело к смерти 41 человека в мае этого года, завершено. Единственным обвиняемым является командир корабля Денис Евдокимов, потерпевшими от его действий СКР признал 77 человек, в том числе и второго пилота Максима Кузнецова. Об этом сообщает «Коммерсант» со ссылкой на источники, знакомые с ходом расследования.

Авиакатастрофа в Шереметьево

По версии следствия, после взлета самолета из аэропорта Шереметьево в него попала молния. Из-за этого управление перешло в ручной режим, кроме того, у экипажа появились проблемы со связью с диспетчером. Пилоты получили разрешение вернуться в аэропорт. Как отмечается в материалах дела, Евдокимов совершил посадку с превышением вертикальной и горизонтальной скоростей, а также с большим углом атаки. Именно это привело к подпрыгиванию самолета от ударов о взлетно-посадочную полосу, так называемому козлению. Сильные удары о землю привели к тому, что стойки шасси пробили топливный бак — произошла утечка утечке керосина и возгорание самолета.

В ходе следствия было проведено более ста экспертиз, в том числе 46 медицинских, 41 генетическая, а также летных, психолого-лингвистических и других. Материалы дела составляют два десятка томов.

Следователь главного управления по расследованию особо важных дел СКР Иван Сибул уже предъявил Евдокимову обвинения по ч. 3 ст. 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть двух и более лиц».

Сам командир судна и его адвокат Наталья Митусова с выводами следствия не согласны. Защита отмечает, что при посадке самолет не слушался бортовой ручки управления, и поэтому его начало швырять из стороны в сторону. Евдокимов считает, что пожара на борту вообще не должно было быть, поскольку при жесткой посадке шасси самолета должно было «отойти в сторону», а не пробить корпус.

Кроме того, самолет мог выдержать высокую температуру, и пассажиры могли успеть покинуть салон, однако приток воздуха из открытой двери усилил огонь, что привело к его быстрому распространению, полагает обвиняемый.

Как сообщила адвокат Митусова, следствие отказало в проведении трех десятков экспертиз, в том числе связанных с защитой самолета от попаданий молний и повреждением стоек шасси. Сторона защиты также ходатайствовала о возбуждении уголовного дела в отношении спасателей, которые, считает адвокат, появились на месте ЧП с опозданием. В этом также было отказано.

Евдокимов находится под подпиской о невыезде и на днях вместе с адвокатом был ознакомлен с постановлением об окончании основных следственных действий. В ближайшее время обвиняемый приступит к ознакомлению с материалами дела. СМИ также сообщают, что некоторые потерпевшие уже начали читать материалы следствия, однако некоторые из них отказались от этого, поскольку поездки в Москву для них слишком дороги.

Следствие завершилось до того, как Межгосударственный авиационный комитет (МАК) представил финальные выводы о ходе и причинах трагедии.

Напомним, в июне МАК опубликовал предварительный отчет технической комиссии о причинах катастрофы Superjet 100. Авторы документа подчеркивали, что в тексте анализируется лишь само ЧП, однако не говорится о том, кто именно может быть виновен в случившемся. Специалисты МАК также установили, что до трагедии молнии попадали в SSJ 16 раз, но это не приводило к каким-либо серьезным последствиям.

ЧП в Шереметьево стало всего четвертым случаем посадки SSJ в ручном режиме, предыдущие такие происшествия не привели к каким-либо последствиям. Как отметил собеседник «Коммерсанта», на расследования ЧП в авиации обычно уходят годы.

5 мая самолет SSJ-100 авиакомпании «Аэрофлот», выполнявший рейс из Москвы в Мурманск, был вынужден совершить аварийную посадку в аэропорту Шереметьево. Как установили эксперты МАК, воздушное судно трижды ударилось о взлетно-посадочную полосу. После этого в хвостовой части лайнера началось возгорание, в результате погиб 41 человек из 78 находившихся на борту — большинство из них отравились угарным газом или получили ожоги, несовместимые с жизнью. Еще 10 человек получили ожоги дыхательных путей и тела, отравление дымом и ушибы. По подсчетам специалистов, ущерб только от одного уничтоженного самолета составил 1,5 млрд руб.

После авиакатастрофы на сайте Change.org появилась петиция с требованием полностью прекратить эксплуатацию самолетов Sukhoi Superjet 100 в России. После ЧП по всей России по разным причинам были отменены десятки рейсов SSJ-100. Тем не менее в Минтрансе заявили, что не видят оснований для приостановки эксплуатации самолетов.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *