Экономика

Крым совершил рывок вперед

Воссоединение с Россией подняло уровень жизни крымчан, и с этим невозможно спорить. Более того, теперь это не отсталый, а во многом среднестатистический российский регион, причем, с хорошими перспективами. Многие оставшиеся проблемы должно решить скорое открытие Керченского моста, но, к сожалению, не все из них: в Крыму еще есть, над чем работать.

Спустя четыре года после присоединения к России Крым и Севастополь вошли в число регионов-«середнячков» по уровню социально-экономического развития. В силу понятных причин разрыв между их потенциалом и реальными достижениями по-прежнему значителен, но будет неизбежно сокращаться после ввода в эксплуатацию Крымского моста.

Золотая середина

В последнем исследовании качества жизни в регионах РФ, составленном РИА «Рейтинг» по итогам 2017 года, Республика Крым заняла 55 место, набрав 41,95 балла из 100 возможных. Ее соседи — типичные «середняки»: Омская, Кемеровская и Новгородская области. Но принципиально важно то, что Крым совершил скачок сразу на 11 строчек, прибавив за год более четырех баллов, — это наиболее высокая положительная динамика среди всех субъектов федерации.

Заметно повысил свой ранг и Севастополь, занявший 23 место (50,97 баллов), что между Ставропольским краем и Башкортостаном. Годом ранее город-герой находился на 29-й позиции.

Интегральный балл выводился на основании нескольких десятков показателей Росстата, сгруппированных в 11 блоков — уровень доходов населения, занятость, жилищные условия, безопасность проживания и так далее. Рывок Крыма обусловлен, в том числе, тем, что за прошлый год в республике снизились уровни безработицы и заболеваемости населения, сократилась смертность от внешних причин, повысилась обеспеченность детей местами в детсадах и выросла доля государственных общеобразовательных организаций, соответствующих современным требованиям обучения.

Также Крым вышел в число лидеров по темпам роста объемов вкладов физических лиц и сокращения доли населения с доходами ниже прожиточного минимума.

Таким образом, теперь Крым и Севастополь можно уверенно относить к субъектам со средним уровнем развития. Пока это, конечно, не флагманы типа Татарстана или Краснодарского края, но и не хронически депрессивные регионы наподобие республик Северного Кавказа.

Любопытно, что такую же позицию Крым и Севастополь прежде занимали и среди украинских областей. Например, в Отчете о конкурентоспособности регионов Украины за 2013 год, подготовленном фондом «Эффективное управление» при поддержке Всемирного экономического форума, они расположились на 10-й и 11-й строчках (из 27) с баллами, в точности совпадавшими со средними по стране.

Очевидно, что в ситуации фактической внешней блокады, в которой Крым оказался после воссоединения с Россией, такой результат справедливо считать лучшим из возможных. Быстро войти в число регионов-лидеров РФ Крым и Севастополь не могли не только из-за санкций и инфраструктурных проблем, но и из-за дефицита капитальных инвестиций, накопленного за украинский период. Однако в будущем у новых субъектов РФ для лидерства есть все основания.

Еще одно авторитетное российское исследование — рейтинг инвестиционной привлекательности регионов агентства RAEX — помещает Крым на высокое 28 место по уровню инвестиционного потенциала, особенно высоко оценивая его трудовую, потребительскую, инфраструктурную, природно-ресурсную и, разумеется, туристическую составляющую.

Проблемы ищут решения

Если смотреть на качество жизни на полуострове глазами крымчан, основной проблемой последних четырех лет оставалось отставание роста доходов от роста цен. С одной стороны, инфляция резко затормозила: в 2014 году ее официальный уровень в Крыму составил 43%, в 2015-м — 26,4%, в 2016-м — уже 7,2%, что, правда, все равно выше, чем в целом по стране (5,6%). С другой, население Крыма по-прежнему зарабатывает существенно меньше, чем среднестатистические россияне. Успехи есть — и немалые, но хотелось бы большего.

По данным Минэкономразвития республики, в первый год после присоединения к России зарплаты в Крыму выросли в 1,7 раза — до 21,6 тысячи рублей. Однако впоследствии их рост замедлился, и в прошлом году, по данным Крымстата, среднемесячная заработная плата в республике составила 26312 рублей — это почти на 10 тысяч рублей меньше, чем в среднем по России. Причем, если в рублях средняя крымская зарплата за четыре года увеличилась более чем вдвое, в валютном эквиваленте рост оказался куда более скромным — с 383 долларов на конец 2013 года до 451 доллара по среднему курсу 2017-го.

Кроме того, в прошлом году крымчане ощутили рост такой статьи расходов, как плата за услуги ЖКХ: после завершения льготного периода, установленного в связи с интеграцией полуострова в экономику и правовое поле РФ, ставки тарифов уже несколько раз повышались. К примеру, в январе прошлого года электроэнергия подорожала на 15%, тепло — на 9,6%, газ — на 10%, вода — на 15%. При этом услуги ЖКХ на полуострове пока что существенно дешевле, чем во многих других регионах РФ, и в конце прошлого года Госдума приняла специальный законопроект о регулировании соответствующих тарифов в Крыму до 2020 года — он предполагает их постепенное, а не единовременное повышение.

Особенно рельефно расхождение между уровнем зарплат и уровнем цен заметно в такой сфере, как стоимость жилья. По данным свежего исследования компании ЦИАН, крупнейшие города Крыма — Симферополь и Севастополь — аутсайдеры по такому параметру, как время, необходимое для семьи из двух человек со средней зарплатой, чтобы накопить на квартиру. При условии, что все доходы будут откладываться на приобретение недвижимости, в Симферополе такой семье понадобятся 4,1 года в случае первичного жилью и 5,1 года в случае вторичного, в Севастополе –5,3 года и 6,6 лет соответственно. Кроме того, в февральском исследовании ЦИАН Крым занял первое место среди регионов России (за исключением столиц) по стоимости квадратного метра на первичном рынке — 115 тысяч рублей при средней стоимости квартиры 7,7 млн рублей. Чуть лучше с этим в Севастополе — он на четвертом месте: 73 тысячи рублей за «квадрат» при среднем бюджете 4,5 млн рублей.

Отчасти такая ситуация связана с тем, что в Крыму попросту мало строят. Оптимальным показателем ежегодного ввода жилья для регионов считается один квадратный метр на человека. В Севастополе с его населением почти 437 тысяч человек лучший результат с момента присоединения Крыма был достигнут в 2016 году — 292 тысячи кв. м, но в 2017-м этот показатель упал до 174,3 тысячи кв. м. В Республике Крым в прошлом году, напротив, жилищное строительство выросло почти втрое — до 833,6 тысячи «квадратов», но этого все равно очень мало с учетом как населения региона (почти 2 млн человек), так и высокого внешнего спроса. Именно последний, по оценке экспертов, разогревает цены на недвижимость, а предложить рынку адекватный продукт местные девелоперы пока не вполне готовы.

Ожидается, что после достройки моста в Крым зайдут строители с материка с совершенно другими возможностями, но сохраняется еще одно препятствие — процесс перехода к российским градостроительным нормативам в Крыму завершен далеко не везде. Особенно затяжной характер этот процесс приобрел в Севастополе, где утверждение нового генплана тянется уже четыре года и неоднократно переносилось.

Несмотря на это, полуостров переживает ипотечный бум: по итогам 2017 года объемы выдачи ипотеки в Крыму и Севастополе удвоилась. В первом квартале 2018-го рост продолжился: на 1 марта в Крыму выдано в 2,8 раза, в Севастополе — в 1,9 раза больше ипотечных кредитов, чем за три первых месяца прошлого года. В начале марта 2018 года глава республики Крым Сергей Аксенов заявил о том, что в регионе будет запущен новый проект по строительству жилья экономического класса.

«Ставки у нас пока выше, чем в других регионах. Но повышение доступности жилья для граждан — одна из ключевых задач строительной политики, которую проводит совет министров», — заявил в связи с этим глава республики Крым Сергей Аксенов.

Мост в будущее

Большие надежды на мост крымчане возлагают и в связи с серьезным завышением цен на многие товары в сравнении с другими регионами, прежде всего — на продукты питания, которые в Крыму производятся в недостаточном объеме. Вот лишь несколько примеров из регулярного мониторинга цен на рынке Феодосии на середину марта: стоимость килограмма говядины составляла 480 рублей, килограмма бананов — 115 рублей, литра молока — 70 рублей.

Еще в середине прошлого года глава ФАС Игорь Артемьев заявил, что высокие цены на продукты в Крыму являются результатом картельных сговоров. Как установила проверка, для «накрутки» торговые сети использовали завышение транспортных расходов и отсутствие прямых торговых отношений с производителями, кроме того, они включали в цены скрытые платежи за услуги.

«Мост — это лучший способ развития конкуренции в Крыму. Цены невозможно будет удержать», — заявил Артемьев уже в начале февраля, выразив уверенность, что на полуостров будет активно приходить бизнес из других регионов России.

Гораздо сложнее крымчанам рассчитывать на скорое появление в регионе крупных российских банков, без которых экономика региона испытывает серьезный кредитный голод. Банки боятся международных санкций, а после недавнего их ужесточения перспективы увидеть в Крыму Сбербанк и ВТБ, похоже, становятся еще более туманными.

«Рассчитывать на приход в ближайшее время этих банков в Крым не приходится», — заявил во время четвертого Ялтинского международного экономического форума глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

Тем не менее, ситуация с банковскими услугами на полуострове заметно прогрессирует. Крупнейший из зарегистрированных там финансовых институтов — Российский национальный коммерческий банк (РНКБ) — по размеру активов уже занимает 50 место в стране, причем, за последний год они увеличились более чем на две трети — с 84 до 142,6 млрд рублей. При этом объем кредитов РНКБ предприятиям и организациям за это же время, по данным портала «Банки.ру», вырос почти втрое, — до 58,7 млрд рублей. А если судить по выросшему за год объему вкладов населения в РНКБ (с 39,4 до 53,3 млрд рублей, то есть более чем на треть), можно сделать вывод, что доходы немалой части крымчан позволяют им делать сбережения, — и это не считая тех вкладов, которые они открывают в «материковых» банках.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *