Мошенники

Природа отдохнула на талантах Абрамовича-младшего

В декабре 2010 года сын Романа Абрамовича, 17-летний Аркадий отправился в столицу Дании покупать футбольный клуб «Копенгаген». Акционеры клуба не восприняли его всерьез, и, разозлившись, несостоявшийся покупатель дал тогда едва ли не единственное в жизни интервью. «Они поступили глупо, — сказал он. — Они думали, как получить легкие деньги, а не о благе клуба».

Прошло два с половиной года, и 19 мая 2012-го он стоял на трибуне рядом с отцом, не скрывая слез радости. В тот день футбольный клуб «Челси» Романа Абрамовича в драматичном финале Лиги чемпионов УЕФА по пенальти обыграл немецкую «Баварию» со счетом 4:3. Фанаты «Челси» до сих пор обсуждают в чатах эту историческую битву. И не только победу, но и реакцию сына Абрамовича. «Чувствую, что он любит «Челси», — писал один фанат. «Будет круто, если «Челси» останется в их семье», — замечал другой. «Да здравствует клан Абрамовичей!» — восклицал третий. Букмекерская компания Paddy Power пять лет назад принимала ставки 8 к 1 на то, что «наследник Абрамовича готов сменить Романа».

Сейчас Аркадий владеет нефтегазовым бизнесом, которым занялся еще в 2011 году, и строит гигантские теплицы в России, вкладывая в них миллиарды рублей. Готов ли он действительно «сменить Романа» не только на футбольной трибуне, но и в бизнесе?

Среди друзей отца

Двадцатипятилетний Аркадий Абрамович — сын Романа Абрамовича от второго брака. С его матерью, живущей в Лондоне Ириной, в девичестве Маландиной, у Абрамовича пятеро детей. Аркадий — второй из них и старший из трех братьев. Роман и Ирина развелись в 2007 году, но, по ее словам, сохраняют хорошие отношения, а дети дружат со своими братом и сестрой, которые родились в браке с третьей женой Абрамовича Дарьей Жуковой. Они часто встречаются у отца.

Аркадий окончил в Лондоне частную American Community School (Школу американского сообщества), где обучение стоит $60 000 в год, и в 2011 году начал изучать деловое администрирование в бизнес-школе Северо-Восточного университета в Бостоне.

Преподававший на курсе Аркадия профессор стратегического менеджмента Уильям Криттенден вспоминает, что при обсуждении бизнес-кейсов тот «мог сочетать теорию и собственный опыт», а также «легко переходил от лидерства к роли подчиненного, что важно для работы в команде». «Я думаю, что у Аркадия есть образование, опыт, зрелость и сила характера, которые позволяют ему сейчас быть успешным во многих проектах», — считает Криттенден.

Откуда у Абрамовича-младшего предпринимательский опыт, которым он мог поделиться с однокурсниками уже на первом курсе? Бывший министр энергетики Игорь Юсуфов, хорошо знавший руководство принадлежавшей в 1995–2005 годах Роману Абрамовичу компании «Сибнефть», рассказывает, что Аркадий чуть ли не с детства общался с топ-менеджерами отца. Даже после того как Роман Абрамович в 2005 году продал компанию «Газпрому» за $13 млрд и его команда стала вахтовым методом работать в администрации Чукотки, где он избрался губернатором, Аркадия продолжали «патронировать» бывшие менеджеры «Сибнефти» — экс-президент компании Евгений Швидлер, бывшие вице-президенты Андрей Городилов и Ирина Панченко. «Они его приглашали на переговоры, представляли полезным людям», — рассказывает Юсуфов. По его мнению, эти наставники и привели Аркадия в нефтегазовый бизнес.

Нефтяное пятно

«Пошел по стопам отца», — писали британские газеты в апреле 2011 года, когда стало известно, что фонд ARA Capital, созданный Аркадием Абрамовичем, купил за £3 млн 25% торгующейся на AIM (альтернативной площадке Лондонской фондовой биржи) компании Crosby с проектами в нефтегазовом секторе. В ожидании преференций, которые получит фирма в России благодаря связям и деньгам Романа Абрамовича, в тот же вечер ее акции подорожали сразу на 48%.

Но крупных инвестиций компания не дождалась. Возможно, не угадали с новым названием: компанию после сделки переименовали в Zoltav Resources, а Zol на иврите — бедный. Но скорее дело в принципиальности Абрамовича-старшего. Как рассказывали Forbes знакомые миллиардера, наблюдая за упражнениями сына в бизнесе, давать денег он не хотел, объясняя: «Пусть институт сначала окончит». При этом на красивой жизни наследника отец не экономил. Как писало издание The Famous People, «общеизвестно, что у парня есть ранчо в Калифорнии и дома в Европе, и вслед за отцом он ведет роскошную жизнь».

В августе 2011 года Аркадий увеличил свой пакет в Zoltav до 40%, в ноябре — до 45%. После первой покупки цена бумаг Zoltav упала на 23%, а после второй — на 14%. В 2013 году в компании появился еще один крупный акционер. Zoltav тогда провела допэмиссию на $26 млн и заплатила новыми акциями за компанию CenGeo бывшего совладельца компании «Сибуглемет» Валентина Бухтоярова. CenGeo через Сибирскую геологическую компанию принадлежали лицензии на участки крупного месторождения Колтогорского блока в Ханты-Мансийском автономном округе. По итогам еще одной допэмиссии доля Абрамовича-младшего осталась прежней, а Бухтояров получил 29,1% компании. Еще через год, в 2014-м, Zoltav купила у Бухтоярова за $180 млн ($77,5 млн — собственные средства, остальное — кредитные) кипрскую Royal Atlantic Energy, владевшую месторождением в Саратовской области.

Валентин Бухтояров был не чужим для Абрамовичей. «Сибуглемет» поставлял коксующиеся угли на металлургические комбинаты «Евраза», совладельцем которого является Роман Абрамович. «Сибуглемет» в 2013 году был продан, и Бухтояров инвестировал часть денег в компанию Аркадия Абрамовича. На запрос Forbes Валентин Бухтояров не ответил.

Через год в Zoltav появился еще более близкий Роману Абрамовичу миноритарий. В январе 2015 года около 5% компании приобрела Erlinad Holdings Limited, конечным бенефициаром которой был Давид Давидович — бывший директор по маркетингу «Сибнефти», а с начала 2000-х руководитель российского подразделения компании Millhouse, управляющей активами Романа Абрамовича и его партнеров. Сумма сделки не разглашалась, но такой пакет мог стоить на AIM £3,7 млн (около $5,6 млн). Капитализация Zoltav составляла тогда £71 млн, или $108 млн. Давидович тоже не стал давать комментарий для Forbes.

Проверенные партнеры Романа Абрамовича среди акционеров пока не очень помогли финансовому здоровью компании. За три года капитализация Zoltav сократилась вчетверо, примерно до £19 млн, или около $25 млн на конец марта 2019 года. Прибыль компания заработала лишь в 2014-м, когда началась добыча на саратовском месторождении. Затем каждый год она отчитывалась о падении выручки и убытках. В 2016 году Zoltav открыла новое месторождение в Ханты-Мансийском автономном округе, но собственных сил и средств на его разведку и разработку не хватало. Компания собиралась привлечь крупного инвестора, но быстро найти его не удалось. Абрамович-старший тоже не стал помогать бизнесу сына, который к тому времени уже окончил Северо-Восточный университет.

В 2017 году Zoltav объявила в годовом отчете, что «перенесла операционный акцент с добычи на разведку». На биржевом сайте London South East трейдеры, следящие за Zoltav, были разочарованы. «Центральную, хотя и скрытую роль играет [в фирме] отец Аркадия с его связями в России, — писал пользователь blackrocktrader. — Компания должна расти, но сделок нет, и она вымирает, как мамонт».

Тепличные условия

В мае 2015 года Аркадий Абрамович зарегистрировал в Москве инвестиционную компанию Sigma Capital, которая через полгода создала в Белгородской области аграрную фирму «Гринхаус». Абрамович-младший решил заняться овощами. Ситуация располагала: после присоединения Крыма и введения западных санкций против России российское правительство запретило ввоз сельскохозяйственной продукции, включая овощи и фрукты, из недружественных стран, а уничтожение российского военного самолета турецким истребителем в ноябре 2015 года привело к запрету на ввоз турецких помидоров. С 2015 года российское правительство стало возмещать инвесторам 20% капитальных затрат на проекты по строительству теплиц для выращивания овощей. Это позволило снизить сроки их окупаемости до восьми лет. Строительством теплиц занялись такие далекие от агробизнеса участники списка Forbes, как один из основателей телеком-оператора «Скартел» (Yota) Сергей Адоньев и владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков F 63.

В августе 2016 года «Гринхаус» получила от белгородского правительства добро на строительство. К этому времени компания взяла в аренду на 49 лет с правом выкупа 191 га в районе Старого Оскола. Участок был уже оснащен коммуникациями. Инвестиции в первую очередь (24 га теплиц объемом производства примерно 20 000 т овощей в год) должны были составить 5,9 млрд рублей. В дальнейшем планировалось расширить площадь теплиц до 108 га, а производство — до 95 000 т.

Александр Фадеев, советник белгородской «Корпорации «Развитие», отвечающей за инвестиционные проекты в области, называет «Гринхаус» «гигантом, самым большим тепличным хозяйством в области». В ноябре 2016 года у Аркадия Абрамовича и в этом проекте появился надежный партнер — бывший вице-президент «Сибнефти» по финансам Ирина Панченко, совладелица продовольственной группы «Продо», созданной на средства бывших акционеров «Сибнефти». В «Гринхаусе», как и в «Продо», Панченко получила 25%.

Появление в акционерах опытного управленца оказалось как нельзя кстати. В ноябре 2017 года российское правительство отменило запрет на ввоз турецких овощей, в 2018 году снизило возмещение капитальных затрат до 10%, а с 2019-го отменило вообще. По словам генерального директора «Гринхауса» Гурия Шилова, инвестор вложил в белгородский проект более 4 млрд рублей, запустил весной 2018 года комплекс в эксплуатацию, но отмена льгот поставила его запланированное расширение под вопрос.

Александр Фадеев из «Развития» замечает, что компании «Гринхаус» все же легче, чем остальным. У Абрамовича-младшего есть поддержка отца, связи, которые обеспечили выход продукции практически во все торговые сети: Metro, X5 и «Азбуку вкуса». «Гринхаус» имеет возможность поиграть ценами», — поясняет Фадеев. То есть поставлять овощи в торговлю дешевле конкурентов.

В октябре 2018 года на московской выставке «Золотая осень» Аркадий Абрамович объявил, что планирует построить огромное тепличное хозяйство площадью больше 300 га на Дальнем Востоке. Для этого была зарегистрирована фирма «Гринхаус Дальний Восток», инвестиции в дальневосточный проект оценивались тогда в $750–900 млн.

Компания собиралась выращивать помидоры, огурцы и сладкий перец для поставок в Китай, используя дешевую в сравнении с китайской электроэнергию. Но оказалось, что необходимых объемов энергии на Дальнем Востоке нет, и в апреле 2019 года компания сообщила, что от своего дальневосточного проекта она отказывается.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *