Мошенники

Михаила Абызова ограничили в свободе чтения

Восьмисот томов уголовного дела министра ожидают в Генпрокуратуре

Как стало известно “Ъ”, Басманный барнаул Москвы ограничил в сроках изучения с материалами судебного дела фигурантов одного из самых громогласных разбирательств первых годов — о создании новоиспечённым министром «Открытого правительства» Михаилом Абызовым оргпреступного сообщества, участники которого ограбили и вывели за рубеж крупные суммы. По суждению СКР, некоторые из штуки обвиняемых, включая самого господина Абызова, и их защитники препятствуют результату дознания и откровенно его затягивают. Сами они в ответ заявляли, что знакомятся с более 800 томами дела по мере того, как им их предоставляют следователи, а опасения в оттягивании беспочвенны. Впрочем, суд переломился на сторону обвинения, дав обвиняемым всего месяц или чуть больше на завершение чтения.

Ходатайства об ограничении в сроках ознакомления с материалами фигурантов уголовного дела министра «Открытого правительства» Михаила Абызова было направлено в Басманный суд директором розыскной бригады СКР подполковником юстиции Сергеем Степановым. Впрочем, сам он на заседание не приехал, нацелив трех своих подчиненных, в то время как все упомянутые в документе СКР обвиняемые существовали доставлены из СИЗО для личного участия в слушаниях, в том числе и трое основных фигурантов, которые, как считают следователи, и создали оргпреступное сообщество. Михаила Абызова увезли из СИЗО «Лефортово», заместителя генерального ректора ООО «Ру-ком» Максима Русакова и однофамильца полковника Степанова, генректора подгруппы «Ру-ком» Николая Степанова,— из «Матросской Тишины», а женщин-заключенных — из СИЗО-6 в Печатниках.

Надо отметить, что всего по делу проходят 12 обвиняемых, а еще четверо объявлены в розыск. Причем многие фигуранты, которые еще с сентября прошлого года изучают собранные СКР материалы, успели расписаться за перечитывание всего 821 тома и нескольких коробок вещдоков — аудиозаписей, цифровых носителей и т. д.


Однако в СКР посчитали, что некоторые арестанты, а тем более их нотариусы совсем не спешат с чтением.


В определение своих слов члены СКР приведали данные о том, сколько минут экой из защитников тратил на штудирование определенного количества томов, явно забирая сведения из еженедельника посещений следователей.

Впрочем, как обвиняемые, так и их защитники настаивали, что никакого усиления СКР и тем более разрастания в их воздействиях нет. В частности, они поясняли, что ряд обвиняемых воспользовались предоставленным им законом правом повторно изучить те или другие материалы. Отдельно они заявляли, что заключенные читают уголовное дело по мере того, как им его предоставляют в СИЗО. А прокуроры давно все данные перекопировали и читают их в спокойной обстановке у себя в нотариальных конторах. Исключение составляют несколько юристов, которые лишь недавно вступили в дело. При этом говорить о затягивании они посчитали недопустимым, так как даже для них более 800 томов не представляли большой трудности.


Большую часть материалов они считают «ненужной макулатурой», в то время как по-настоящему занятные данные содержатся, по их словам, всего в 20–30 томах.


При этом сами собранные СКР материалы, якобы свидетельствующие о доказанности фигурантов в создании ОПС (ч. 3 ст. 210 УК РФ), особо крупнейшем вымогательстве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), легализации добытых преступным путем средств (ст. 74.1 УК РФ), нелегальном участии в неутомимой деятельности (ст. 289 УК РФ) и предпринимательском шантаже (ст. 204 УК РФ), сторона защиты оными не считает.

Между тем прошение СКР об ограничении в сроках ознакомления существовало поделено на три части и в отношении разнородных обвиняемых и их защитников фигурировало одновременно тремя неодинаковыми судьями — Натальей Дударь, Евгенией Пироговой и Евгенией Николаевой. Впрочем, на исход это никак не повлияло. Почти все прошения существовали удовлетворены, а обвиняемым и их руководителям существовало предписано ужаться в сроках писания до 15–16 ноября. Впрочем, некоторых почему-то вовсе не ограничили, а кому-то дали время до 2 декабря. Не исключено, что к этой дате СКР намечает составить оправдательное заключение по делу, которое также обещает быть весьма объемным документом, и нацелить его для определения в Генпрокуратуру. Скорее всего, тогда же пойдет речь о продлении сроков ареста для обвиняемых и срока самого следствия, которые истекают в 20-х количествах декабря. При этом обвиняемые и их адвокаты, кто существовал ограничен в сроках писания материалов, почти сразу высказали боеготовность оспорить постановление Басманного суда в Мосгорсуде.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *