Мошенники

Мертвых записали в Красную армию

РВИО начало новые раскопки рядом с мемориалом жертвам политических репрессий Сандармох

Российское военно-историческое общество (РВИО) приступило к новым раскопкам на месте массового захоронения жертв политических репрессий Сандармох в Карелии. В первый же день были обнаружены человеческие останки и гильзы. РВИО планирует найти захоронения убитых финнами красноармейцев. Результаты первой экспедиции, состоявшейся год назад, не смогли подтвердить эту теорию. В «Мемориале» просят Генпрокуратуру проверить законность раскопок.

Рядом с городом Медвежьегорском в урочище Сандармох, где захоронены 7,4 тыс. человек, расстрелянных в годы Большого террора 1937–1938 годов, начались раскопки новой экспедиции РВИО (учредители — Минобороны и Минкульт РФ). Полевые работы продлятся до 21 августа. В РВИО отмечают, что экспедиция проводится по просьбе правительства Карелии и руководства Медвежьегорского районного музея, а также при поддержке Минобороны РФ.

Цель — обнаружение захоронений узников финских концлагерей и погибших солдат Красной армии в ходе боев в 1941–1944 годах.

В первый же день, когда бы вскрыт грунт, поисковики наткнулись на «останки двух человек»: «Рядом с ними найдены две гильзы иностранного производства, предположительно от пистолета «Маузер» и «Браунинг»»,— говорит руководитель экспедиции, руководитель департамента поисковой и реконструкторской работы РВИО Сергей Баринов. Все останки и предметы будут переданы в Следственный комитет для проведения экспертизы.

На месте в качестве наблюдателей находятся сотрудники международного общества «Мемориал». По их данным, фото и видеосъемка раскопок практически не ведется, на месте пока нет заявленных археологов, а также финских поисковиков, о приглашении которых говорилось на пресс-конференции РВИО в июне. «Сейчас уже сделано пять раскопов, в трех найдены останки трех человек»,— сообщила “Ъ” сотрудник «Мемориала» Елена Кондрахина. По ее словам, работы ведутся прямо на территории захоронения: «Если в ходе экспедиции в прошлом году ямы выбирали в отдаленных от памятников местах, но внутри территории мемориала, согласно кадастру, то теперь копают прямо в зоне скопления памятников».

Председатель союза поисковых отрядов Карелии Александр Осиев, который также руководит работами, пояснил наблюдателям «Мемориала», что они не трогают провальные ямы, которые говорят о массовых захоронениях, а ищут одиночные захоронения.

«Но если свериться с таблицей расстрелов по актам, опубликованным в книге Ивана Чухина «Карелия-37», весь август и сентябрь 1937 года расстрелы НКВД велись малыми партиями, по 5–15 человек»,— возражают в «Мемориале». Все находки представляются как свидетельства убийств красноармейцев финнами, говорит госпожа Кондрахина: «Например, на останках вроде бы осталась жировая прослойка, и они считают это свидетельством того, что перед ними не заключенные лагерей, а красноармейцы. То же самое с остатками обуви, которую тут же назвали военными ботинками, хотя еще никакой экспертизы не проведено».

Напомним, год назад РВИО направило первую экспедицию в Сандармох. Тогда были обнаружены останки четырех мужчин и женщины, а также гильзы. Сотрудники бюро судебно-медицинской экспертизы и экспертно-криминалистического центра МВД по Карелии смогли лишь сообщить, что это были люди в возрасте от 20 до 53 лет, убитые выстрелами в голову не менее 50 лет назад, а гильзы и пули могли быть использованы как минимум в 12 видах оружия иностранного производства. На пресс-конференции РВИО об итогах прошлогоднего исследования историк Петрозаводского госуниверситета Сергей Веригин заявил, что раз убитые были в одежде, то это точно не жертвы политрепрессий, которых, по его словам, обычно раздевали перед казнью (). В заключении судмедэкспертов отсутствовало описание какой-либо одежды на останках, а историк, хранитель Музея Сахаровского центра Наталья Самовер отметила, что в других захоронениях политрепрессированные были в одежде, например в челябинской Золотой горе, в Катыни под Смоленском, и по состоянию сохранившихся вещей эксперты определяли время года, когда был проведен расстрел.

В Финляндии не поддерживают гипотезу, которую проверяет РВИО. Известный историк-русист университета Хельсинки Антти Куяла заявил, что у финской стороны нет данных о расстрелах военнопленных в урочище (). Против новых раскопок в Сандармохе выступили родственники репрессированных, попросив в открытом письме в адрес Минкульта РФ не беспокоить могилы. Правозащитники и исследователи политрепрессий считают, что идет попытка переписать историю массовых расстрелов в Сандармохе во время Большого террора. Депутат заксобрания Карелии, председатель партии «Яблоко» Эмилия Слабунова заявляет, что раскопки РВИО велись без законных оснований (). Санкт-Петербургское общество «Мемориал» обратилось с открытым письмом в Генпрокуратуру, требуя проверить законность новых действий РВИО в Сандармохе. Работы экспедиции называются в письме «беспримерным актом вандализма и осквернения могил». Правозащитники просят провести проверку на наличие состава преступлений, описываемых ст. 214 (вандализм), ст. 243 (уничтожение или повреждение объектов культурного наследия) и ст. 244 (надругательство над телами умерших и местами их захоронений) УК РФ, а также на предмет нарушения ФЗ-73 «Об объектах культурного наследия», по которому разрешение на проведение любых работ на территории памятника может быть выдано лишь после создания проекта производства этих работ и при наличии заключения историко-культурной экспертизы.

Анастасия Курилова

Источник:

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *