Мошенники

Почему «гонорары успеха» вопреки закону остаются вне закона?

Неопределенность правового статуса «гонорара успеха» продолжает портить кровь профессиональным юристам по всей стране и оставляет их недобросовестным клиентам огромное поле для маневров по уклонению от исполнения принятых на себя обязательств

В российских судах сложилась порочная практика, когда, едва заслышав о требовании взыскать «гонорар успеха», служители Фемиды, не вдаваясь в обстоятельства дела и ссылаясь на датированное еще 23 января 2007 года Постановление Конституционного Суда РФ №1-П, в полном объеме отказывают в удовлетворении заявленных требований. Такая позиция не только полностью противоречит изменившемуся с тех пор российскому законодательству, в частности статье 327.1 Гражданского Кодекса РФ, появившейся на свет в марте 2015 года, но и позволяет лицам, недобросовестно исполняющим свои договорные обязательства, использовать судебные органы в целях необоснованного обогащения. Одной из последних жертв такой однобокости российской Фемиды стала кандидат юридических наук Татьяна Белова.

Эта история началась еще летом 2015 года, когда с банковского счета жителя города Дубна Александра Задонского через сервис «Мобильный банк» было списано около 600 000 рублей. Задонский утверждал, что не имел к операциям никакого отношения и что списания в адрес третьих лиц производились злоумышленниками без его ведома.

Впрочем, ситуация была, мягко говоря, неоднозначной: Сбербанк признал все транзакции легитимными, поскольку на все запросы подтверждения операций процессинг получил верные одноразовые пароли, сам Задонский для осуществления операций по своему счету по неизвестной причине пользовался телефонным номером, зарегистрированным на другое лицо, а первая попытка Задонского обратиться в суд с исковым требованием о взыскании ущерба не увенчалась успехом.

После этого житель Дубны обратился за помощью к кандидату юридических наук Татьяне Беловой. В ноябре 2017 года между ИП Белова Т.А. и Александром Задонским был заключен договор оказания юридических услуг, в рамках которого Белова обязалась оказать услуги по составлению, предъявлению иска о взыскании незаконно списанных с банковских счетов Задонского неустановленными лицами и представлению интересов в суде по рассмотрению данного дела. В свою очередь Задонский обязался оплатить эти услуги в размере 25 000 рублей при любых условиях и в размере 50 процентов от присужденной суммы, но в случае, если исполнительное производство приведет к тому, что предъявленные к возмещению денежные средства поступят на его счет.

Разбирательство по делу шло долго, но Татьяне Беловой удалось убедить Дубненский городской суд в том, что хищение денежных средств со счета Александра Задонского произошло из-за халатных действий сотрудников ООО «Вымпелком», что стало причиной нелегального выпуска дубликата сим-карты, которой пользовался Задонский, и нелегитимного использования «Мобильного банка», подключенного к этому номеру телефона.

В итоге суд взыскал в пользу Александра Задонского 705 000 рублей, 25 июня 2018 года решение суда вступило в законную силу, в конце ноября 2018 года Задонский получил взысканные деньги на свой счет, после чего поведение гражданина Задонского резко изменилось. Задонский заявил, что выполнять условия Договора, заключенного в ноябре 2017 года он не будет. Хотя до этого момента ни разу не заявлял о своем несогласии с вышеупомянутым договором в целом или каким-либо из его пунктов, постоянно поддерживал с Татьяной Беловой связь, ровно до того момента, как деньги поступили на счет.

Разумеется, Белова не могла согласиться с такой постановкой вопроса хотя бы исходя из принципов профессиональной этики, и подала в Дубненский городской суд исковое заявление о взыскании с Задонского задолженности по Договору оказания юридических услуг в размере 352 500 рублей.

Задонский в суде ни одно из условий договора не оспаривал, а наоборот признавал, что такой договор имел место быть. При этом сослался на Постановление Конституционного Суда РФ №1-П, которое якобы дает гражданину право обещать все что угодно, а потом безболезненно от своих слов отказываться.

Решение суда, датированное 15 января 2019 года, оказалось обескураживающим: в удовлетворении иска о взыскании с ответчика задолженности по Договору оказания юридических услуг – отказать. В обоснование своего вердикта суд положил то самое, датированное еще 23 января 2007 года Постановление Конституционного Суда РФ №1-П о том, что включение в текст договора о возмездном оказании услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от факта положительного решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства.

Апелляционным определением Московского областного суда от 20 марта 2019 года решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, и вновь со ссылкой на все то же Постановление Конституционного Суда.

При этом в заседании в апелляционной инстанции судьи всячески показывали свое несогласие с рассматриваемой ситуацией, но несмотря на это доводы апелляционной жалобы были полностью проигнорированы, и им не было дано абсолютно никакой оценки вопреки требованиям ч. 3 ст. 329 ГПК РФ.

То есть, суд что первой, что апелляционной инстанции посчитал, что в договоре оказания юридических услуг, заключенном в ноябре 2017 года между ИП Беловой Т.А. и Александром Задонским содержится именно «гонорар успеха», что в корне не верно! Почему-то суды не приняли во внимание, что прямой зависимости между решением органа судебной власти и выплатой гонорара по договору на самом деле нет. Премия в размере 50 процентов от присужденной суммы должна была быть выплачена только после поступления предъявленных к возмещению средств на счет Задонского. С юридической точки зрения это очень большая разница. Ведь если бы решение суда состоялось в пользу Задонского, но он при этом не получил бы деньги, то и обязанность по оплате услуг Беловой у него бы не возникла.

Но суды не стали вникать во все детали этого дела и вынесли по нему привычное для себя решение, которое не только противоречит введенной в марте 2015 года статье 327.1 Гражданского Кодекса РФ, но и дает возможность намеренно причинять ущерб второй стороне по делу.

Хотя согласно статье 1 Гражданского кодекса РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. И никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Но несмотря на эти нормы решение суда позволило Задонскому уклониться от исполнения собственноручно подписанного договора и помимо прочего дало возможность Задонскому причинить ущерб Татьяне Беловой, заявив о взыскании с нее судебных расходов в общей сумме более 55 000 рублей. То есть, вместо того, чтобы оплатить услуги юриста Беловой, которая добилась восстановления прав гражданина Задонского, взыскав в его пользу украденные денежные средства, он нанял юриста, чтобы Беловой не платить, а потраченные на него деньги теперь пытается взыскать с самой Беловой…

Российские суды по совершенно непонятной причине продолжают демонстрировать вредную инерционность мышления, что, в конечном счете, дает одной из сторон возможность извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. О каких тогда целях повышения качества оказываемых юридических услуг можно говорить, принимая под этим девизом новые законы, когда судами принимаются такие решения? Ведь юристу в такой нездоровой обстановке гораздо проще и комфортнее совершить ряд ритуальных процессуальных действий и получить за них гарантированный фиксированный гонорар, не особо заботясь о конечном результате, чем пытаться свернуть горы и во что бы то ни стало выиграть процесс, оставшись при этом без оплаты и судебной защиты. Для государства, претендующего на звание правового, такая практика просто недопустима!

Источник:

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *